Телесные повреждения как военное преступление против украинцев

Формально не пытки, но последствия бывают даже хуже.
Анна Корчмар29 мая 2024UA DE EN ES FR RU

[телесни ушкодження]

Источник фото: Depositphotos

На временно оккупированных территориях российские военные совершили целый спектр преступлений, среди которых наиболее ощутимые — пытки, убийства, аресты. На их фоне медиа и правозащитники не уделяют значительного внимания умышленным телесным повреждениям — их непросто отличить от пыток или покушения на убийство, это требует продвинутых знаний юридической практики.

На май 2024 года инициатива T4P зафиксировала 336 случаев умышленных телесных повреждений против гражданских во время войны в Украине.

  • Киевская область — 95 случаев
  • Черниговская область — 60 случаев
  • Херсонская область — 48 случаев

В основном телесные повреждения наносились с использованием стрелкового оружия или транспорта. Снайперы стреляли в ноги или в руки потерпевших, чтобы ограничить их мобильность или заставить оставаться на определенной территории. Российские военные сбивали и наезжали машинами на жителей оккупированных территорий — по свидетельству пострадавших, это случалось под действием алкоголя либо других наркотиков.

Хотя пытки или умышленные убийства в контексте российского вторжения превалируют по чистому количеству, последствия телесных повреждений могут быть одинаково губительны — пострадавшие сильно страдают и могут умереть из-за отсутствия медицинской помощи. Многие выжили чудом.

Нам удалось идентифицировать 153 человека, которым были нанесены телесные повреждения. Восемь из них умерли от последствий — часто потому, что некому было им помочь, или окружающие боялись это сделать из-за возможной мести со стороны россиян. Мы идентифицировали 7 исполнителей этих преступлений, которые должны быть привлечены к уголовной ответственности.

Большинство телесных повреждений наносились жертвам во время индивидуальных атак на улицах или блокпостах. Лишь небольшая часть (менее 10% потерпевших) пострадала в собственных домах. В этом случае российские военные проводили обходы, рейды или массовые обыски в домах местных жителей. За малейшее сопротивление обыску людей избивали. При этом не имело значения, подозревали ли в чем-то потерпевшего, — избиение совершали для подавления сопротивления и принуждения к молчанию. Вопросы о мотивах и основаниях обысков не воспринимались.

Отдельная часть потерпевших сопротивлялась незаконному изъятию имущества во время обысков. Люди протестовали против того, чтобы их ценности, мебель, бытовая техника были украдены. За это их могли избить.

Почему это не пытки?

Как разграничить пытки и умышленные телесные повреждения? Это непростой вопрос для юриста по международному уголовному праву. Хотя пытка обычно предусматривает нанесение физического ущерба различной тяжести, однако она имеет еще один квалифицирующий признак — ее применяют с какой-то целью. Такое насилие предусматривает попытку заставить потерпевшего что-либо совершить или воздержаться от совершения определенных действий. Применяется оно обычно во время допросов или в отношении пленных в камерах — чтобы подавить их волю.

Что касается умышленных телесных повреждений, они не имеют четко определенной цели — кроме, собственно, нанесения физического ущерба. Поэтому, как умышленные телесные повреждения в контексте войны могут квалифицироваться целенаправленные (с применением стрелкового оружия, транспортных и подручных средств) случаи нанесения ущерба гражданским на временно оккупированных территориях, не связанных с требованием у них определенной информации, денег, ценностей и т.д.

Наиболее распространенный мотив нанесения умышленных телесных повреждений — подавление сопротивления потерпевшего, сеяние атмосферы страха и безнаказанности оккупационных войск.

Согласно пункту (2) (а) (iii) статьи 8 Римского устава, “умышленное причинение сильных страданий или серьезных телесных повреждений или ущерба здоровью” считается военным преступлением.

Умышленное телесное повреждение как состав преступления имеет объективную и субъективную сторону. К объективной стороне относится нанесение ущерба потерпевшему. Такой ущерб может наноситься разными способами: путем избиения ногами или руками, использования холодного, огнестрельного оружия, использования подручных средств. Тяжесть ущерба может быть разной — от легких повреждений, не требующих госпитализации, до угрожающих жизни тяжелых состояний.

Выстрелы снайпера считаются умышленным телесным повреждением, когда он целится не в жизненно важные органы, а в конечности. Стоит подчеркнуть, что если потерпевший не погиб от выстрела только по счастливой случайности, но получил телесные повреждения, такие действия следует квалифицировать как покушение на умышленное убийство.

Хотя умышленные телесные повреждения не часто встречаются среди квалификаций действий российских военных в Украине, это преступление является одним из самых тяжелых и требует активной концентрации на нем со стороны правоохранительных органов и общественности.

Редактор: Денис Волоха

Поделиться