Россияне похитили из Энергодара двух братьев, работавших на ЗАЭС

Людмила Васильевна ждет возвращения из российского плена сразу двух родных людей: в сентябре 2022 года в Энергодаре россияне забрали ее братьев — близнецов Сергея и Александра Коржей.
Ирина Скачко22 марта 2024UA DE EN ES FR RU

Сергій та Олександр Коржі Сергей и Александр Коржи

Сергей и Александр Коржи

Оба многие годы работали инженерами на Запорожской атомной электростанции. Жили под Энергодаром: один — в селе Нововодяном, а другой — в Новоукраинке.

— Саша как раз провожал Сергея домой, — рассказывает сестра. — Шли через поля. Там долго не было российских военных. Вдруг новый блокпост. И что-то им не понравилось в телефоне Сергея…

После проверки братьев сразу разделили.

— Сергея увезли в тюрьму в Энергодаре. А Сашу — в другое село.

Через три дня Александра отпустили.

— Саша был очень напуган, — говорит его жена, Татьяна, которая прошлым летом уехала с оккупированной территории. — Оказалось, что все это время его держали на заправке возле села Благовещенка, в палатке. Все три дня его руки были замотаны скотчем. Хорошо хоть тепло было. Подъехала машина, я подошла к воротам, а они спрашивают: “Вы мужа не потеряли?” “Потеряла”, — говорю. Он сидел сзади, с мешком на голове, примотанным скотчем… Саша потом рассказывал, что за эти три дня прощался с жизнью трижды. Ему угрожали, стреляли у уха.

— Пальцы сильно затекли, он не мог ими двигать… Дома, как могли, лечили… — рассказывает Людмила. — А 16 декабря 2022 Саша должен был ехать в Энергодар к маме. Где-то по дороге его остановили, и все… После этого мы его не видели.

Харьковская правозащитная группа уже писала о том, что во временно оккупированном Энергодаре похищают работников ЗАЭС. Журналисты WSJ рассказывали еще в 2022 году, что российским пыткам подвергались все — от руководства до рядовых рабочих. В июле 2022 года в больнице Энергодара после жестоких пыток скончался водолаз гидроцеха Запорожской АЭС Андрей Гончарук. Кого-то в конце концов освобождают, кто-то пропадает без вести, кого-то поглощает разветвленная машина российской неволи.

“Яма”

Родные везде искали Сергея и Александра, но никакой информации оккупационные власти им не давали. Еще и запугивали: мол, будете расспрашивать, сами попадете “в яму”.

“Ямой” россияне называли места, где держали похищенных украинцев. О том, как устроены эти пыточные, рассказывал в интервью “Змине” один из жителей Энергодара, которому удалось освободиться из одной из таких “ям”. С его слов, это подземная комната без окон, в “яме” кормят так, чтобы человек не умер, а бьют четко по расписанию — трижды в сутки. Как выяснилось потом, в такой “яме” в Энергодаре некоторое время россияне держали Сергея.

Еще в ноябре, до повторного похищения Саши, появилось видео, на котором Сергей, замученный, не похожий на себя, очевидно переживший пытки, “признается” в том, что якобы “наводил огонь украинских военных на атомную станцию”. Судя по подписи, во время съемок мужчина находился в Херсонской области.

— Видно было, в каком он состоянии… Он такое говорил, что просто в голове не укладывается, — показывает Людмила Васильевна страшный ролик.

Скріншот з відео каналу

Скриншот из видео канала "Россия 24"

После этого — тишина. От братьев долго не было никаких известий. Родные и друзья на подконтрольной правительству Украины территории пытались найти любую информацию через различные группы соцсетей. Была информация, что в определенный период, в начале 2023 года, обоих братьев могли удерживать в Мелитополе.

СИЗО №2

Летом прошлого года удалось выяснить, что Сергей и Александр Коржи находятся в Симферополе, в печально известном СИЗО №2. Эту информацию впоследствии подтвердил и первый заместитель городского головы Энергодара Иван Самойдюк, тоже более 300 дней находившийся в российском плену. Его обменяли в феврале прошлого года.

От Сергея даже пришло письмо на бланке СИЗО №2. Александр не пишет.

Это уже типичный сценарий того, что россияне делают с гражданскими, похищенными на Юге Украины. “Сначала их пытают российские военные или росгвардия на оккупированных территориях. Потом перевозят в крымское СИЗО, где пытают фсбшники, чтобы они признали вину. Это касается всех: и тех, кто имеет адвоката, и тех, у кого его нет”, — рассказывала председатель правления Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник.

Как сообщает Крымская правозащитная группа, Симферопольское СИЗО №2 не зависит от Управления Федеральной службы исполнения наказаний, а полностью находится под контролем ФСБ. Изолятор предназначен именно для похищенных оккупантами граждан Украины — жителей Крыма и недавно оккупированных регионов.

СІЗО-2. Новий слідчий ізолятор у тимчасово окупованому Сімферополі. СИЗО-2. Новый следственный изолятор во временно оккупированном Симферополе.

СИЗО-2. Новый следственный изолятор во временно оккупированном Симферополе.

Он был открыт осенью 2022 года на территории исправительной колонии №1. До этого украинцев содержали в основном в специальном блоке СИЗО №1, но пленников стало очень много. Уже через пару месяцев количество пленных в новосозданном учреждении достигло 110 человек из Херсонской и Запорожской областей. Именно здесь содержат журналиста Сергея Цигипа, здесь недавно находился пленный испанский волонтер Мариано Гарсия Калатаюд.

Бывшие заключенные СИЗО №2 рассказывали журналистам “Медузы”, что пленникам запрещают сидеть или лежать на своих нарах с шести утра и до отбоя, с радиоточки периодически очень громко звучит российский гимн. Его слышно даже за пределами колонии. А один из российских адвокатов, работающий в Крыму и попросивший не называть его имя, назвал СИЗО №2 аналогом “Лефортово”: ведь здесь все указания об условиях содержания дает именно ФСБ: “Буквально пришел генерал ФСБ и поручил не выпускать заключенных на прогулки — для большей изоляции”.

Многие рассказывали об условиях содержания в СИЗО №2 заключенных крымских татар. Им запрещали читать намаз, забирали у них вещи и продукты. Экрема Кроша били коленом по ребрам, Асана и Азиза Ахтемовых заставляли учить гимн России.

Их здесь нет

Многих гражданских пленных удерживают в СИЗО №2, не возбуждая никаких уголовных дел, не сообщая родным о судьбе пропавших, не допуская к пленникам адвокатов.

— Украинских гражданских россияне часто удерживают без приговора суда. Пишут “проводится проверка на причастность к противодействию СВО”. Эта проверка уже второй год продолжается, люди не имеют статуса, — рассказывает адвокат Харьковской правозащитной группы Тамила Беспала.

Впоследствии выяснилось, что против Сергея вроде все-таки выдвинуто обвинение: по статье 276 УК РФ — “шпионаж”. Почему удерживают Александра — неизвестно.

— У них на Сашу вообще ничего нет! — говорит его жена. — Когда его впервые забрали на три дня, а потом привезли домой, ФСБ проверила у нас все — ноут, телефоны — ничего тогда не нашли.

Даже фактически зная, где россияне удерживают родного человека, получить официальное подтверждение его местонахождения семье бывает крайне тяжело.

— Я отправила всю имеющуюся информацию в Красный Крест, но в организации не подтверждают, что мои братья в СИЗО №2, — говорит Людмила Васильевна. — Россияне по запросу МККК не признают этого… Вот как такое может быть?

Об отсутствии действенного мониторинга и контроля российских мест неволи со стороны международных организаций стали говорить еще десять лет назад, когда началась война и РФ аннексировала Крым. С тех пор эта проблема так и не была решена.

— На оккупированной украинской территории и в РФ, куда вывозят украинцев, нет контроля со стороны международных институтов, таких как МККК, миссия ОБСЕ, — рассказывает исполнительный директор УХГПЧ Александр Павличенко. — Они должны осуществлять независимые визиты в места несвободы и выяснять, кого удерживают, в каких условиях, на каких основаниях… И это показатель того, что международное договорное право действует очень избирательно. Когда мы видим какие-то картинки посещения представителями МККК, например, Симферопольского СИЗО, это в определенной степени подготовленный процесс.

— Надо разрабатывать более действенные механизмы подтверждения места содержания пленных, — соглашается с этим мнением Тамила Беспала. — Очень много случаев, когда мы знаем, что украинский гражданин находится в плену, есть видеосвидетельство, а Красный Крест не может получить о нем никакой информации и подтвердить плен официально.

Недавно стало известно, что Сергея перевели в психбольницу. Возможно, и Сашу также, учитывая, что от него нет никаких известий. Почему и зачем — никто не знает.


По данным Координационного штаба по обращению с военнопленными, в российском плену сейчас остаются около 14 тысяч гражданских. При этом подтверждено местонахождение только 1600 человек, а вернуть удалось вообще мизерное количество — 147 гражданских.

Напомним, Харьковская правозащитная группа создала горячую линию касающуюся пропавших без вести. Если вы родственник или знаете о военнопленных, заключенных гражданских, пропавших без вести на оккупированной территории гражданских, звоните по номеру 0 800 20 24 02 (бесплатно).

Мы не можем дать гарантии, что установим местоположение близкого вам человека. Однако за годы нашей работы нашим специалистам удалось обнаружить более 30% людей, о которых нам сообщили.

Поделиться