Первое уголовное производство в США о военных преступлениях, совершенных в Украине

Особенности дела о военных преступлениях, совершенных в Херсонской области против американца.
Константин Задоя01 февраля 2024UA DE EN ES FR RU

Adobe Stock [кримінальне провадження, воєнні злочини росіян в україні, нелюдяне поводження, катування] Adobe Stock Adobe Stock Adobe Stock Adobe Stock Adobe Stock Adobe Stock

Adobe Stock

6 декабря 2023 года США официально присоединились к числу государств, которые возбудили уголовные производства о военных преступлениях, совершенных россиянами в Украине. В этот день Министерство юстиции США обнародовало обвинительный акт, согласно которому четверо российских военных — Сурен Мкртчян, Дмитрий Будник и двое их сообщников, известных только по именам Валерий и Назар, — обвиняются в том, что в период со 2 по 12 апреля 2022 года они совершили ряд серьезных нарушений международного гуманитарного права (МГП) в отношении гражданина США, именуемого в обвинительном акте как V-1, в селе Мыловое Херсонской области.

Рассмотрим ответы на некоторые вопросы, которые могут возникнуть по делу Мкртчяна и других.

Действительно ли международное право дает США основания выдвигать обвинения российским военным в отношении событий, произошедших на территории Украины?

Да, и это не должно вызывать сомнений. Современное международное право позволяет государствам преследовать и наказывать тех, кто совершил преступления против их граждан. Это называется юрисдикцией по принципу пассивной правосубъектности, в которой нет ничего удивительного, поскольку интерес государства защищать собственных граждан от противоправных посягательств за границей абсолютно легитимен.

Верно ли, что именно для подобных случаев США недавно внесли изменения в свое законодательство?

В конце 2022 года Конгресс действительно принял важный закон, призванный расширить юрисдикцию США по преследованию военных преступлений. Однако он касается преследования иностранных военных преступников, оказавшихся на американской территории. Поэтому даже если бы этот закон и не был принят, США все равно могли бы предъявить обвинение российским военным.

Какие военные преступления инкриминируют россиянам?

По законодательству США ответственность за военные преступления предусмотрена двумя положениями Кодекса законов США (КЗ США): §2441 Военные преступления и §2442 Вербовка и использование детей-солдатов. При этом §2441 не перечисляет военные преступления прямо, как это, например, сделано в статье 8(2) Римского статута Международного уголовного суда, а отсылает к международным договорам в сфере МГП, участие в которых принимает США. В деле Мкртчяна и других говорится о таких, указанных в статье 147 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны от 1949 года (ЖК IV) серьезных нарушениях МГП (военных преступлениях), как нелегальное заключение (пункт обвинения 2), пытки (пункт обвинения 3) и бесчеловечное обращение (пункт обвинения 4), совершенные в отношении лица, находящегося под защитой настоящей Конвенции.

С фактической стороны обвинения в пытках и бесчеловечном обращении сводятся в обвинительном акте к сути одних и тех же действий: удержание потерпевшего против его воли, побои, угрозы сексуальным насилием и убийством, а также имитация казни. По своим признакам военные преступления пыток и бесчеловечного обращения во многом схожи между собой и отличаются степенью причиненной пострадавшему боли. Похоже, выдвигая в отношении одних и тех фактов обвинения и в пытках, и в бесчеловечном обращении, американские прокуроры пытаются подстраховаться на случай, если суд не найдет убедительных доказательств того, что отношение к V-1 достигало такого уровня причинения боли, что его можно квалифицировать именно как пытки.

И это далеко не единственное проявление “юридической подстраховки”, которое можно заметить в тексте обвинительного заключения. В пунктах обвинения 2-4 последовательно указывается, что обвиняемым вменяется в вину совершение соответствующих военных преступлений, либо пособничество в их совершении, либо подстрекательство к их совершению. Такое альтернативное обвинение вполне привычно для американской системы уголовной юстиции и рассчитано на случаи, когда прокуратура и суд будут по-разному смотреть на роль личности в совершении конкретного преступления.

Кроме того, согласно пункту обвинения 1 россиянам вменяется в вину еще и преступление сговора (§ 371 КЗ США) в военных преступлениях. Такое обвинение выдвинуто на тот случай, если прокуратура не сможет доказать участие Мкртчяна или кого-либо из его сообщников в совершении нелегального заключения, пыток или бесчеловечного обращения в отношении V-1 или даже пособничество или подстрекательство к таким действиям. Этот также привычный для американского уголовного судопроизводства подход выглядит, однако, достаточно спорным в свете международного права, признающего ответственность за сговор в совершении геноцида, но не военных преступлений.

Каковы перспективы этого дела и могут ли россиян судить в США in absentia (заочно)?

На сегодняшний день перспективы этого дела довольно туманны. Выдача обвиняемых США кажется почти невозможной, а согласно позиции Верховного суда США заочное рассмотрение дела невозможно без присутствия обвиняемого в начале судебного разбирательства.

Мог ли принять дело Мкртчяна и других в свое производство Международный уголовный суд (МУС)?

Гипотетически да, поскольку события случились на территории Украины, а Украина уже давно признала юрисдикцию МУС. Однако Офис Прокурора МУС последовательно стремится выдвигать обвинения в военных и других международных преступлениях тем, кто стоит на самых высоких ступенях властной вертикали, оставляя дела стоящих на низших ступенях национальным юрисдикциям. Следует заметить, что если бы это дело рассматривалось МУС, то, вероятно, правовая квалификация действий обвиняемых имела бы несколько иной характер. В частности, в обвинительном акте прямо указывается, что Мкртчян и его сообщники совершали в отношении V-1 действия сексуального характера. К сожалению, довольно устаревшая правовая рамка статьи 147 ЖК IV, на которую опирается §2441 КО США, не позволяет назвать вещи своими именами, однако с точки зрения Римского статута эти действия составляют отдельное военное преступление — сексуальное насилие (статья 8(2)(b) (xxii). Поэтому это дело лишний раз подтверждает, насколько важно, чтобы национальная криминализация военных преступлений максимально соответствовала современному международному праву.

Может ли Украина осудить этих российских солдат и как это повлияет на возбужденное в США производство?

Учитывая, какие действия инкриминируются россиянам в США, в совершенном есть признаки уголовного правонарушения, предусмотренного статьей 438 УК Украины (Нарушение законов и обычаев войны). События произошли на украинской земле, поэтому у Украины в отношении них территориальная юрисдикция. В конце концов в Украине уже неоднократно выносились заочные приговоры по делам о военных преступлениях. Таким образом, Украина вполне могла бы возбудить против Мкртчяна и его сообщников отдельное уголовное производство и, при наличии для этого оснований, осудить их. Это никоим образом не помешало бы движению производства в США, поскольку между Украиной и США не существует международного договора, который обязывал бы США признать вынесенный в Украине приговор и прекратить начатое в США уголовное производство.

Поделиться