Что может дать миру и Украине Любляно-Гаагская конвенция в борьбе с межународными преступлениями?

26 мая 2023 года в Любляне, 80 государств, среди которых и Украина, одобрили текст Конвенции о международном сотрудничестве расследования и преследования преступления геноцида, преступлений против человечности, военных преступлений и других международных преступлениий.
Константин Задоя06 июня 2023UA DE EN ES FR RU

[Люблянсько-Гаазька конвенція]

26 мая 2023 года в Любляне (Словения), 80 государств, среди которых и Украина, одобрили текст Конвенции о международном сотрудничестве расследования и преследования преступления геноцида, преступлений против человечности, военных преступлений и других международных преступлениий. Конвенцию откроют для подписания в январе 2024 года в Гааге.

Чем важна Любляно-Гаагская конвенция?

С середины XX века международное право признает, что определенные действия прямо запрещены в соответствии с его нормами. Такие деяния являются преступлениями в соответствии с международным правом. Это преступление геноцида, преступления против человечности, военные преступления и преступление агрессии. Нормы международного права, запрещающие эти преступления, образуют отдельную отрасль международного права — международное уголовное право.

Для преследования и наказания преступлений в соответствии с международным правом международное сообщество может создавать международные трибуналы. Впрочем, ключевая роль в осуществлении международного уголовного права принадлежит государствам. На них лежит первоначальная обязанность предотвращать безнаказанность преступлений, предусмотренных международным правом, на национальном уровне. Выполнение этой обязанности, однако, часто оказывается усложненным, поскольку виновники международных преступлений обычно не ожидают правосудия на территории государства, которое стало местом совершения преступления, или даже на территории государства своего гражданства, а ищут “безопасные гавани”, в которых они могли бы навсегда укрыться от следствия и суда. Поэтому уголовное преследование и наказание тех, кто совершил международные преступления, часто зависит от эффективного международного сотрудничества между государствами. Такое сотрудничество среди прочего может предусматривать выдачу подозреваемых из одного государства в другое, передачу одним государством другому уголовного производства, исполнение государством на собственной территории приговора, вынесенного в другом государстве.

К сожалению, история свидетельствует о том, что международное сотрудничество государств по делам о преступлениях, предусмотренных международным правом, далеко не всегда эффективно. Государства, в которые поступает запрос о международном сотрудничестве по таким делам, часто склонны избегать его из разных, в частности, политических соображений. Например, власти Боливии неоднократно отклоняли просьбу Франции о выдаче Клауса Барби, которого французские власти разыскивали за преступления против человечности, совершенные во время Второй мировой войны. Опасение того, что международное сотрудничество окажется неэффективным, вообще побудило отдельные государства прибегать ради отправления правосудия к шагам, которые сами по себе составляют нарушение международного права. Ярчайшим примером является доставка израильскими спецслужбами с территории Аргентины в Израиль вопреки процедуре выдачи, а фактически — похищения, Адольфа Айхмана, который во время Второй мировой войны был организатором убийства венгерских евреев.

Любляно-Гаагская конвенция призвана дать решительные ответы на проблемы, уже многие десятки лет сопровождающие международное сотрудничество государств по делам о преступлениях, предусмотренных международным правом. Среди прочего конвенция предусматривает следующие обязательства государств по сотрудничеству по делам о преступлении геноцида, преступлениях против человечности и военных преступлениях (к сожалению, о преступлении агрессии конвенция только позволяет государствам по своему усмотрению брать предусмотренные ею обязательства):

1) Четко устанавливает, что эти преступления не признаются политическими. Это означает, что одно государство не сможет отказать другому в выдаче подозреваемого, например, в военном преступлении только по соображениям, что в первом государстве сам вид преступления по определению называют политическим, а на политические преступления международное сотрудничество между государствами обычно не распространяется;

2) Категорически запрещает государствам ссылаться на истечение сроков давности как на основание для отказа в сотрудничестве;

3) Напрямую требует, чтобы государство, отказывающее другому государству или международному уголовному трибуналу в выдаче лица по их запросам, само совершило уголовное преследование в отношении такого лица из-за возможного совершения им преступления геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений.

Нет сомнений, что после вступления в силу Любляно-Гаагская конвенция станет важным шагом вперед в осуществлении международного уголовного права на национальном уровне.

Какое значение Любляно-Гаагская конвенция может иметь для Украины?

В случае подписания и ратификации Любляно-Гаагская конвенция откроет для Украины дополнительные возможности преследовать и наказывать российских граждан, совершавших международные преступления на украинской территории. Конечно, конвенция не поможет добраться до тех, кто будет скрываться на российской территории, ведь Россия не участвовала в подготовке текста договора и вряд ли присоединится к нему в обозримой перспективе, однако конвенция сделает мир значительно менее “безопасным” для тех, кто решит уехать за границу, ведь в одобрении текста документа 26 мая 2023 года участвовали не только европейские, но и азиатские, африканские и латиноамериканские государства. Поэтому конвенция, очевидно, откроет для Украины ряд юридических “тропинок”, которыми, хочется верить, украинские правоохранители воспользуются максимально эффективно.

С другой стороны, Любляно-Гаагская конвенция не должна вызывать повышенных ожиданий. Например, она крайне ограниченно поможет в преследовании и наказании виновников преступления агрессии, которое совершают против Украины российские чиновники, поскольку, как говорилось выше, текст договора не содержит безоговорочных “жестких” обязательств по этому преступлению, предусмотренному международным правом. Так же непохоже, что конвенция упростит преследование и наказание тех российских граждан, которые будут находиться на территории таких географически близких и к Украине, и к России государств, как Азербайджан, Армения или Турция, поскольку эти государства не проявляют заинтересованности в этом международном договоре. Да и всего 80 государств, принимавших участие в одобрении текста этого договора, это, конечно, не мало, но, с другой стороны, в настоящее время членами ООН являются 193 государства.

Кроме того, следует помнить, что Любляно-Гаагская конвенция не только откроет для Украины новые возможности, но и возложит на нее обязательство сделать домашнюю работу над совершенствованием национального законодательства. К примеру, конвенция требует от государств-участников обеспечить криминализацию на национальном уровне деяния, которое в соответствии с международным правом является преступлением геноцида, преступлениями против человечности и военными преступлениями. Поэтому актуализируются две проблемы, в частности, проблема отсутствия в уголовном законодательстве Украины отдельного положения о преступлениях против человечности и проблема несовершенства его положений о военных преступлениях. Кроме того, обе проблемы давно мог бы решить принятый еще 7 июня 2021 года Закон Украины “О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно имплементации норм международного уголовного и гуманитарного права” , но его так и не подписал Президент Украины.

Поделиться