Канадский волонтер в Харькове: ‘Мы будем в Украине до конца’

Организация Пола Хьюза осуществила более 300 миссий в Украине: во время одной из них канадца восемь часов допрашивали россияне.
Денис Волоха02 июня 2024UA DE EN IT RU

“Это было самое страшное мгновение в моей жизни. Я был уверен, что умру”, — так канадец Пол Хьюз, (59 лет), описывает свой самый драматичный эпизод за два года волонтерства в Украине.

В июле 2022-го он был в районе Бородянки, когда получил запрос на эвакуацию шестилетней девочки из “района Запорожья”. Он не мог отказать. Однако, когда Пол добрался до Запорожья, выяснилось, что речь идет о части Запорожской области, оккупированной россиянами. Бывший военный решил рискнуть и вскоре об этом пожалел.

На одном из блокпостов его остановили россияне. Когда нашелся человек, говорящий по-английски, Пол понял, что его вместе с автомобилем хотят куда-то увезти. “Я никогда ничего не воспринимаю как игру, однако эта игра для меня была закончена”, — комментирует канадец.

59-річний канадець керує волонтерською організацією з гаража в Харкові, де ремонтують авто для військових. © Денис Волоха / Харківська правозахисна група The 59-year-old Canadian runs a volunteer organization from a garage in Kharkiv, where they repair cars for the military. © Denys Volokha / Kharkiv Human Rights Protection Group 59-летний канадец руководит волонтерской организацией из гаража в Харькове, где ремонтируют автомобили для военных. © Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

59-летний канадец руководит волонтерской организацией из гаража в Харькове, где ремонтируют автомобили для военных. © Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

Его забрали в Васильевку, где к тому времени у оккупантов уже был стабильный опорный пункт. Начался продолжительный допрос. Пола считали западным шпионом, а он пытался доказать, что является обычным волонтером.

Когда в помещение вошел командир, канадец подумал, что он станет его палачом. Наладить коммуникацию с ним помог хоккей.

— Так вы из Канады? — спросил россиянин. — Вы любите хоккей?

— Да, конечно, я обожаю хоккей, я же канадец.

— Какой ваш любимый игрок?

— Овечкин, — ответил Пол, вспомнив любимого хоккеиста Путина.

— Овечкин?! Но Овечкин — это дерьмо! — неожиданно возмутился российский командир.

— Третьяк? — подумав, решил назвать другого известного российского (советского) игрока.

— О, Третьяк — это очень хорошо! — мгновенно подобрев, сказал россиянин.

Несмотря на его кряжистый вид, Пол говорит, что увидел понимание со стороны капитана, когда они вышли покурить после восьмичасового допроса: “Я почувствовал, что под его броней и всем остальным действительно мог быть хороший человек”. В конце концов Пол спросил, что будет с ним и его вещами, и услышал в ответ, что ему все отдадут и отпустят.

© Денис Волоха / Харківська правозахисна група © Denys Volokha / Kharkiv Human Rights Group © Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

© Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

Полу Хьюзу тогда действительно повезло: он даже вернулся в штаб, чтобы попросить какую-нибудь справку. Он не хотел, чтобы эта история повторилась на следующем блокпосте. Хотя можно только представить, как часто в тот день билось его большое сердце.

Когда местный помог Полу подключиться к Wi-Fi, стало понятно, что он всего в полутора километрах от места, откуда должен был забрать девочку и других людей. Он сразу направился к точке на гуглкарте и нашел там старый гараж и разбомбленную заправку.

“Я крикнул: ‘Привет! Есть здесь люди?’ — кто-то начал выходить и присматриваться, и это была та самая девочка. Она увидела меня, мой автомобиль и флаг Канады, побежала и просто прыгнула на меня. Она вся тряслась”.

Пол посадил девочку и еще четырех людей в авто, как вдруг начался минометный обстрел. Не мешкая, канадец помчался с оккупированной территории и в конце концов успешно довез ребенка до украинско-польской границы, где его забрала мама.

“Вона, здається, насолоджувалася, доки я їхав чимшвидше. Вона була просто найхоробрішою маленькою дівчинкою”, — коментує евакуацію Пол. “She seemed to enjoy herself while I drove as fast as possible. She was the bravest little girl,” — Paul comments on the evacuation. “Казалось, она наслаждалась, пока я ехал как можно быстрее. Она была самой храброй маленькой девочкой”, — комментирует эвакуацию Пол.

“Казалось, она наслаждалась, пока я ехал как можно быстрее. Она была самой храброй маленькой девочкой”, — комментирует эвакуацию Пол.

Это была одна из более трехсот миссий организации HUGS, которую основали Пол Хьюз вместе со своим сыном Мэком.

Отремонтировали более 300 автомобилей

Мы общаемся с Полом в их гараже в Харькове, где параллельно волонтеры из разных уголков мира ремонтируют военные и волонтерские машины. Пол показывает стену, где на ДСП развешаны фотографии и номера поездок, которые собрались за два года. Кто-то спрашивает его о Волчанске, на что он сразу говорит точное время, сколько туда ехать. Организация HUGS, которая расшифровывается как “Помогаем Украине на низовом уровне” (Helping Ukraine grassroot support), имеет программы помощи детям прифронтовых регионов, ВПЛ и т.д.

© Денис Волоха / Харківська правозахисна група © Denys Volokha / Kharkiv Human Rights Group © Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

© Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

© Денис Волоха / Харківська правозахисна група © Denys Volokha / Kharkiv Human Rights Group © Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

© Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

Перед началом записи выключают свет, что для сегодняшнего Харькова обыденность. Нас спасает другой канадец по имени Джейпи, у которого есть своя небольшая экологическая организация Pollute Free: он как раз занимается установкой солнечных панелей и смог заживить часть гаража, через который за время войны прошло более 300 преимущественно военных автомобилей, которые здесь ремонтируются бесплатно. “Люди приобщаются на разных уровнях”, — комментирует Пол.

© Денис Волоха / Харківська правозахисна група © Denys Volokha / Kharkiv Human Rights Group © Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

© Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

Сам гараж весь увешан флагами, есть даже постер Конопляного марша свободы. За последние полтора года здесь побывали люди из более чем сорока разных стран. Пол хвастается, что его организация смогла вырасти и наладить связи. И с этим трудно поспорить: гараж создает ощущение муравейника, куда постоянно приходят разные люди, с которыми Пол всегда коммуницирует, при этом курит сигареты и время от времени попивает украинское пиво, которое ему очень нравится (very good beer). На стене можно увидеть фотографию Пола с мэром Харькова в хоккейных футболках Украины и Калгари Флеймс — команды из города в провинции Альберта, где жил Пол перед приездом в Украину.

В Канаде Пол Хьюз занимался фермерством и благотворительностью — он утверждает, что этот опыт помог ему в создании HUGS. Организация также активна в Херсоне, где ее опекает Хьюз-младший.

“Орквелловские времена”

Я спрашиваю у Пола: “Что бы ты ответил тем людям на Западе, которые до сих пор скептически относятся к войне в Украине?”

“Я не уверен, что могу говорить это на камеру, но, наверное, самое первое, что я бы сказал: ‘Вытащите свою голову из задницы’”.

© Денис Волоха / Харківська правозахисна група © Denys Volokha / Kharkiv Human Rights Group © Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

© Денис Волоха / Харьковская правозащитная группа

“Сейчас у нас есть личный опыт, и мы собственными глазами видим, что здесь происходит, — более дипломатично продолжает Пол. — Это откровенное и грубое нападение на суверенную страну — Украину. Знаешь, я пытаюсь говорить с такими людьми, но мир и восприятие людьми информации несколько изменились. Даже имея огромные объемы данных, которые доказывают, что это нападение является безосновательным, душегубным актом, сопряженным с военными преступлениями, люди не могут понять, что происходит. У них на глазах шоры. Даже когда ты приводишь факты, эмпирические данные — люди все равно спорят”.

“Мы живем в очень странное время. Джордж Оруэлл написал ‘1984’ и ‘Скотный двор’, где описал, как пропагандистская машина искажает реальность. Я же использую слово орквелловский. Мы живем в орквелловском времени, когда россияне лгут. Все, что они делают, это — лгут! Мы знаем это уже 40, 50, 60 лет”.

Проведя месяцы исследуя российские фейки о биолабораториях и химическом оружии, я прекрасно понимаю Пола.

“Россия должна вернуть все территории и возместить ущерб”

“Я принципиально верю в мир, — начинает канадец, которому в июне исполняется 60. — Однако, при каких условиях? Цена этой войны для Украины очень высока: погибшие люди, разбомбленные дома, храмы, больницы, школы. К сожалению, мы не можем сказать, что мир сейчас является опцией. Для мира должно быть соглашение, предусматривающее полное возмещение для Украины. Они также должны вернуть все земли Украине: Крым и другие части областей. Однако россияне этого не рассматривают”.

“Пока у нас не будет договоренностей относительно этого — мирного соглашения быть не может. Можно договориться о прекращении огня, но говорить о полноценном мире почти невозможно при текущих условиях”.

В течение первого месяца в Украине Пол Хьюз истощался эмоционально почти каждый день. “Я вложил свое сердце в это и было очень грустно видеть страдания людей из-за действий психотического маньяка. Я видел людей в беде, которые потеряли свои дома из-за пожаров в Канаде, но не в таком масштабе”.

“Сейчас я лучше справляюсь эмоционально, но все еще больно видеть эти вещи каждый день. Каждый раз, когда ты видишь разрушенный дом, разбросанные картины и фотографии вокруг, детские игрушки, — это чья-то жизнь! Это не солдаты, это просто семья, которая жила своей жизнью. Единственное, в чем они виноваты, это в том то, что они — украинцы”.

Пол и Мэк много говорили о том, сколько им придется пробыть в Украине. Они пообещали лично, что будут здесь до тех пор, пока не завершится эта война.

“Я говорю людям, что это сродни разговорам с пожарным. Вы спрашиваете: ‘Эй, пожарный, когда ты домой собираешься?’, а пожарный в ответ: ‘Ну, когда пожар погасим’. Так же и с нами”.

Поделиться