Нерешённые проблемы защиты прав военнопленных и гражданских заключенных: роль Международного Комитета Красного Креста

Несколько функций МККК, к сожалению, до сих пор остаются нереализованными. Необходимы срочные действия по решению этих проблем, так как их нерешённость причиняет страдания десяткам тысяч людей.
Михаил Савва, Олег Мартыненко21 мая 2023UA DE EN ES FR IT RU

Фото: Международный Комитет Красного Креста

В защите прав людей во время войны Международный Комитет Красного креста (МККК) играет особую роль. Международное гуманитарное право и его основа — Женевские конвенции, закрепили статус МККК как независимой нейтральной организации, обеспечивающей гуманитарную защиту и помощь жертвам войны и вооруженного насилия. Целый ряд задач и полномочий МККК прямо назван в Женевских конвенциях, посвященных защите прав военнопленных и гражданского населения.

Полномасштабное вторжение российских войск в Украину обострило такие проблемы, как сокрытие государством-агрессором информации о военнопленных и задержанных гражданах Украины; запрет на переписку этих людей с их родственниками; незаконные задержания гражданских; пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращение в местах принудительного содержания; смерти больных и раненых в неволе в результате ненадлежащей медицинской помощи. В условиях, когда власти РФ отказываются признавать эти проблемы в отношении украинских военнопленных и гражданских, роль МККК в их решении объективно растет. Однако анализ деятельности МККК с марта 2022 года выявил несколько функций этой организации, которые, к сожалению, до сих пор остаются нереализованными.

Прежде всего, следует отметить отсутствие в дипломатично-гуманитарных процессах государства-покровителя, которое до сих пор не назначено. Роль государства-покровителя в контроле соблюдения норм международного гуманитарного права трудно переоценить. К примеру, именно оно может назначить специальных делегатов для защиты интересов Украины в РФ. МККК в процедуре назначения государства-покровителя имеет особые полномочия в случае, когда воюющие стороны не могут договориться о назначении такого государства. Такую ситуацию мы наблюдали в 2022 году, когда российская сторона отказалась признать Швейцарию покровительницей вопреки предложению со стороны Украины. В этом случае МККК обладал полномочиями сделать предложение сторонам конфликта взять на себя функции государства-покровителя (т.е. действовать как субститут) и провести консультации с вышеупомянутыми сторонами. Однако никакой информации о таких действиях МККК, предусмотренных Дополнительным протоколом (1977 г.), у нас до сих пор нет.

С проблемой отсутствия государств-покровителей тесно связана вторая. У миссии МККК нет доступа ко всем российским местам несвободы, где содержатся украинские военнопленные и гражданские лица. По нашим оценкам, такой доступ обеспечен только незначительной части граждан Украины, которые содержатся в местах принудительного содержания на территории РФ и на оккупированных территориях Украины. По оценке Центра гражданских свобод, российские военные и специальные службы похитили и лишили свободы на длительный срок не менее двух тысяч украинских некомбатантов. В базе данных Т4Р это количество превышает 4700. Представители российских властей отказываются предоставлять информацию о задержанных украинцах даже их ближайшим родственникам, подтвердившим родственные отношения документами. В условиях отсутствия доступа МККК ко всем лишенным свободы это означает, что власти РФ могут бесконтрольно скрывать места содержания украинцев и действовать по своему усмотрению. МККК подтверждает наличие этой проблемы. Так, 16.10.2022 года в пресс-релизе этой организации сказано: “МККК до сих пор не предоставлен беспрепятственный доступ для проведения регулярных посещений всех военнопленных в рамках этого международного вооруженного конфликта. И это, несмотря на почти восемь месяцев упорных запросов со стороны наших сотрудников на посещение всех мест интернирования и содержания под стражей”. Как результат бесконтрольности со стороны международных организаций, украинских пленных пытают в местах заключения, что подтверждается регулярными публикациями фотографий избитых украинских военнопленных и гражданских в российских социальных сетях. Учитывая, что впервые доступ к российским местам несвободы МККК получил только в декабре 2022 года, судьба украинских пленных в дальнейшем будет во многом зависеть именно от расширения активности МККК в этом направлении.

Не менее важной проблемой является отсутствие смешанных медицинских комиссий, деятельность которых регламентируется Приложением II “Положения о смешанных медицинских комиссиях” к Женевской конвенции об обращении с военнопленными. Комиссии являются центральным элементом, когда речь идет о возможности репатриации военнопленных еще во время вооруженного конфликта. Именно на смешанные медицинские комиссии возлагаются регулярные осмотры военнопленных с последующим определением — кто тяжело болен или ранен и кто подлежит непосредственной репатриации или госпитализации в нейтральной стране.

В реалиях Украины проблема создания комиссий связана не только с потенциальной продолжительностью отбора представителей независимых стран и их заместителей, но и опять же — с отсутствием государства-покровителя. А пока отсутствие смешанных медицинских комиссий приводит к тяжелым последствиям для конкретных людей, поскольку страна-агрессор добровольно не освобождает тяжело раненых и больных. Печальным результатом этого являются случаи тяжелых заболеваний, психических расстройств и даже смерти украинцев в российской неволе.

МККК иногда использует лексику, объективно направленную на предоставление статуса обычных и нормальных таким действиям российской стороны, которые нарушают международное гуманитарное право. Так, МККК писал об интернировании во время этой войны, хотя процедура интернирования не была соблюдена российской стороной. Выше мы уже цитировали пресс-релиз МККК от 16.10.2022 года “Россия-Украина: МККК готов посетить всех военнопленных, но нашим сотрудникам нужен доступ”.

Конвенция (IV) о защите гражданского населения во время войны предполагает в отдельных случаях интернирование гражданских лиц. Однако граждане Украины не были официально интернированы в Россию. Предусмотренные статьей 42 Конвенции распоряжения об интернировании не принимались, похищенным гражданам в Украине не предоставлялось право на обжалование решений об интернировании. Решения об интернировании должны приниматься в соответствии с нормальной процедурой. Эта норма не соблюдена российской стороной, поскольку процедуры интернирования не установлено.

Необходимы срочные и сильные действия по решению этих проблем. Их нерешенность причиняет страдания десяткам тысяч людей, и никакие политические или бюрократические мотивы не могут оправдать это. МККК не может самостоятельно решить некоторые из этих проблем, несмотря на свои усилия. Учитывая давнюю традицию, МККК действует не публично. Но это не должно препятствовать другим организациям, в частности, правозащитным, привлекать внимание к этим болевым точкам. Пора консолидировать усилия мирового правозащитного сообщества, всемирных организаций для привлечения внимания к проблемам и содействия МККК в выполнении его функций. Необходим постоянный диалог МККК с заинтересованными сторонами, предусматривающий готовность МККК слышать обоснованные аргументы и публично отвечать на них.

Поделиться