Чем занимается и кому нужен военный капеллан?

И при чем здесь чебуреки? Историю со службы вспоминает подполковник ВСУ Олег Сидоренко.
Андрей Диденко19 марта 2024UA DE EN ES FR RU

Меня зовут Олег Сидоренко. Подполковник Вооруженных Сил Украины, командование сухопутных войск. В прошлом — офицер Министерства внутренних дел, полковник милиции. И служитель Господа Иисуса Христа.

В первую очередь, кто такой капеллан? Однажды в моей жизни была беседа с одним пастором, который говорил: “Чем отличается служение капеллана от евангелиста? Евангелист ходит, проповедует. Несет людям весть о спасении. Разве не это же делают капелланы?” Нет. Работа и цель одна. Но направление, вектор этой работы — совсем другой, потому что капеллан — это тоже евангелист, но в определенной профессиональной среде. Его задача не просто принести хорошую весть, а стать неотъемлемой частью коллектива.

Ілюстрація: Марія Крикуненко / Харківська правозахисна група Illustration: Mariia Krykunenko/Kharkiv Human Rights Protection Group Иллюстрация: Мария Крикуненко / Харьковская правозащитная группа

Иллюстрация: Мария Крикуненко / Харьковская правозащитная группа

Не могу не вспомнить один случай. В 2015 году, в 28-й бригаде был повар с позывным “Космос”, который в последнее время ходил расстроенный. Он отлично готовил. Коллектив мужской, 28 ребят, взвод. И он в этом взводе — повар. Ходит понурый, не находит себе места. Когда я пообщался с ним, выяснилось, что у него проблемы с женой. Она устала. Раньше муж был гражданским, работал возле нее в ресторане поваром. А тут пошел на войну. И все время уделяет уже не ей, не двум сыновьям, а военному коллективу. Она захотела подать на развод. Я попросил телефон жены и пообщался с ней.

Рассказал Наталье, как нам тяжело здесь на нуле, на передовой. Как хочется ощутить близость семейного тепла, какой-то заботы, домашнего уюта.

Это создает как раз повар, который не просто отварит картошку, поставит на стол и банку тушёнки откроет. Например, в полевых условиях, под Станицей Луганской, ее муж соорудил из листа железа импровизированную печь. Из муки и воды приготовил тесто. А из тушёнки и лука, потому что больше не было продуктов на передовой, приготовил фарш. Таким образом он сделал чебуреки: зажаренные прямо на обычной буржуйке, стоящей посреди палатки.

Как тут не улучшится настроение, когда ты в полевых ужасных условиях, где бывало такое, что просыпались в луже, потому что ночью прошел дождь. В таких условиях, конечно, и настроения нет. А тут повар подает такие блюда. Вроде из простых продуктов приготовлены, но поднимают настроение.

Когда я рассказал Наталье, что от одного человека, от его мужа, зависит ход выполнения боевых задач, а значит, мир, покой в нашей стране и в его семье, она изменила отношение к нему. Когда встретились с ним через некоторое время, он был очень счастлив и благодарил за то, что капеллану удалось сохранить семью.

Обід у польових умовах, ілюстративне зображення Depositphotos [українські військові обідають, війна] Lunch in the field, illustrative image Depositphotos Обед в полевых условиях, иллюстративное изображение Depositphotos

Обед в полевых условиях, иллюстративное изображение Depositphotos

Дело в том, что есть большая разница между психологической помощью пострадавшим и имеющим ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) и капелланом, который помогает человеку духовно. Психолога я могу сравнить с врачом в амбулатории. Вам плохо, болит горло, вы приходите к врачу. Врач осматривает, выписывает рецепт, назначает лечение. Когда вы уже поправились, приходите к нему, он закрывает больничный. Аналогично поступает психолог.

Что делает капеллан? Когда человек болен, он попадает в больницу, его принимает личный врач. И с самого начала — от постановки диагноза, процесса лечения и до полного выздоровления, врач находится постоянно рядом с больным. Каждый день проводит врачебный осмотр. Обход палат, где он общается с каждым больным напрямую. Переназначает лечение, если это необходимо. Следит за его здоровьем. Беседует с ним. И в конце концов выписывает здорового человека.

Например, у человека ПТСР. Капеллан общается с людьми, которые его окружают. С командиром общается. Просит командира не повышать на этого военнослужащего голос, потому что он находится в стадии ПТСР.

Дальше — семейные отношения. Позвонить по телефону жене, детям, матери. Попросить несколько раз в день звонить по телефону этому военнослужащему, говорить, насколько они его любят, насколько доверяют. Что они чувствуют себя защищенными благодаря его участию в этой войне.

Человек переполняется эмоциями, капеллан вдобавок общается с ним, рассказывает библейские истории с героями ветхозаветного времени, Нового завета. Особенно с главным героем — Иисусом, который тоже боялся. У него тоже был страх. У него тоже был ПТСР, который как раз и был выявлен во время молитвы в Гефсиманском саду. Эти примеры помогают военнослужащему или военнослужащей избавиться от этого состояния и стать нормальным членом коллектива.

Український військовий, ілюстративне зображення Depositphotos Ukrainian military, illustrative image Depositphotos Украинский военный, иллюстративное изображение Depositphotos

Украинский военный, иллюстративное изображение Depositphotos

В первую очередь я сам военный, поэтому немного легче с ними общаться на языке военных. 2,5 года был постоянно на нуле, в боевых подразделениях 28-й отдельной механизированной бригады. Поэтому каждый день было одно и то же. Когда начиналось сражение, говорил с запалом: “Ребята, нас в это сражение ведет сам Иисус Христос! Он уже победитель! Он одержал эту победу на Голгофе и сейчас он как победитель против всего темного в этом мире, он нас ведет к нашей победе! Он с каждым из вас! Он вам помогает метко целиться! Он помогает вам быстро перезаряжать свои магазины! Он рядом с вами, помните об этом! Надежда только на Иисуса. Только с ним мы одержим победу! Вперед, с Иисусом к победе!”

Такие слова говорил перед боем. А после боя, если кто-то получил ранения, обычно словами поддержки были — Иисус всегда будет рядом. Даже ночью, когда врач, например, занимается другими, когда медсестра или кто-то из находящихся рядом товарищей заснул, а ты оказался наедине с самим собой, помни, что ты не один.

Возле твоей кровати сидит Иисус, который всегда говорит: “У меня нет такого, чтобы я устал. У меня нет такого, что подожди, мне с другими нужно пообщаться, мне нужно по своим делам отойти. Извини, я хочу сейчас побыть наедине”. Такого Иисус никогда не скажет.

Он всегда скажет: “Дай мне свою руку, я возьму в свои ладони твою ладонь. Я буду держать тебя крепко. Я не отпущу тебя, я буду сидеть рядом с тобой сколько нужно. И буду слушать тебя в любое время, постоянно. Ты только говори со мной, я хочу слушать тебя, я хочу слышать тебя. Я хочу помочь тебе. Не оставляй меня, а я тебя никогда не оставлю, потому что ты — мой”.

Цель капелланов — это не привести к покаянию, не привести к крещению, не привести в церковь. Это — дело Бога. Наше дело — познакомить с Иисусом Христом. Рассказать, какой он добрый, любящий, неизменный. Его любовь будет продолжаться вечно. Это наша цель.

Український військовий та капелан, ілюстративне зображення Depositphotos Ukrainian military and chaplain, illustrative image Depositphotos Украинский военный и капеллан, иллюстративное изображение Depositphotos

Украинский военный и капеллан, иллюстративное изображение Depositphotos

Очень нравится мне опыт США, где люди, возвращающиеся с войны в Афганистане, в Ираке, сразу получают необходимый для них обязательный отдых с семьей: с женой, с детьми. Обязательно должны быть мероприятия, связанные с культурными программами, посещением артистов. Проведение концертов, соревнований, конкурсов. Человек должен приехать не на пассивный отдых, лечь на берегу, пообедать, поужинать, лечь спать. Нет!

Надо, чтобы специальные группы постоянно их социально адаптировали, давали им понять, что они неотъемлемая и необходимая часть общества. Они являются винтиком.

Вот швейцарские часы хорошие, надежные, но выньте малейший винтик и они перестанут идти. Надо объяснять каждому военнослужащему, что он и его семья — необходимая составляющая общества, которое он защищал, за которое отдал свое здоровье, а может и часть своего тела. Эти программы должны быть на государственном уровне, а не волонтерском.

Український військовий, ілюстративне зображення Depositphotos Ukrainian military, illustrative image Depositphotos Украинский военный, иллюстративное изображение Depositphotos

Украинский военный, иллюстративное изображение Depositphotos

Далее следует социальная адаптация. Если человек уже не работает, здесь должны быть тесные взаимоотношения с центрами занятости, исходя из профессии, которую имеет фронтовик с ПТСР. Необходимо знать, где можно применить этого человека с наибольшей эффективностью для него. Не для государства, а для него.

Скажем, я вернулся с войны, нам нужны сейчас строители, а я не строитель, я не могу этим заниматься. Я журналист, поэт, композитор. Обязательно такого человека нужно вовлекать в эту деятельность. Если человека оставить один на один с этой проблемой, он не пойдет в центр занятости никогда, он не будет искать себе работу. Он будет замыкаться с каждым днем все больше и больше в себе, как улитка в своей ракушке. И в конце концов, он там и погибнет. Он не выйдет оттуда.

Когда общество будет заботиться о вернувшихся с войны военнослужащих, общество будет процветать, потому что люди будут делать все возможное и воплощать все свои знания, умения и желания в ту сферу, где им помогут себя найти.

Война — это борьба. Это борьба между тьмой и светом. Победу всегда одерживает свет, но тьма просто так не сложит свое оружие. Тьма использует все свои средства для того, чтобы стало меньше света в этом мире. Стало меньше любви. Меньше добра. Меньше уважения между людьми. И пока эта борьба продолжается, мы обязаны аккумулировать все свои силы, все свои молитвы направить к Богу. Но для этого надо очистить свои сердца. Двоедушные Богу не нужны. Двоедушные не могут общаться с Богом. Надо, прежде всего, каждому очистить свое сердце. На 180 градусов отвернуться от греха. И стать лицом к Богу. Спиной к тьме, к злу.

Поделиться